Как я родила тройню


С сентября у нас появилась няня — днем она ходит с малышками гулять на дневные сны, и я успеваю хоть что-то сделать по дому. Тоня всегда была самая активная и самая бойкая, больше всех пиналась и сейчас громче всех кричит. Вивея — самая чувствительная и эмоциональная. Если начнет плакать а плакать она может начать по любому поводу , то очень сложно успокаивается.

Зато и самая улыбчивая. Иоанна была самой тихой — я часто насчет нее беспокоилась, т. Думаю, эта девочка — мой единственный шанс иметь спокойного ребенка. Правда, пока непонятно, что из этого получится, поскольку она очень мучается животом и, соответственно, тоже много плачет.

Тут одного рожаешь и чувствуешь, что все, жизнь удалась, а у вас — и не первые, и сразу трое!

Жизнь и развитие тройняшек и одняшки

И все такие классные! Мне кажется, я сильно повзрослела после рождения девочек.

Очень многие вещи, которые меня раньше тревожили, теперь меня вообще не трогают. Я точно стала смелее и сильнее. И чего уж там скрывать, чувство гордости я тоже испытываю.

Антониной звали мою прабабушку, она была очень сильная женщина. В какой-то момент я вдруг почувствовала, что самую бойкую из барышень надо назвать именно так.

Имя Вивея очень понравилось мужу — он твердо решил, что у него будет дочка с таким романтичным именем, означающим "жизнь". У меня с ним хорошие ассоциации: Джоанной — сокращенно Джо — звали мою первую начальницу, настоящую суперженщину. Молока с тройняшками хватает? К сожалению, пока не получается уйти от бутылок девочек кормили из бутылочек, пока выхаживали после родов, и они к ним привыкли.

Молока, к счастью, хватает, хотя это требует определенных усилий с моей стороны.

Поскольку вы здесь…

Обычно укладываемся буквой Ш, но лучше всего девочки спят на папе. Как складываются их отношения? Появление девушек было не то чтобы совсем неожиданным — мы Илюшу к нему готовили во время моей беременности, так что он заранее знал, что у него появятся три сестренки. Так получилось, что основные перемены случились даже не после рождения девочек, а во время беременности — протекала она совсем непросто сначала меня выбил из колеи чудовищный токсикоз, а потом у меня было очень много ограничений: На последних сроках я уже вообще еле-еле ходила и практически не могла с сыном играть а он любит активные игры.

Я Илюшу даже обнять толком не могла! И я начала сцеживаться. Каждые три часа, по будильнику. Через боль, превозмогая усталость. Когда твой ребенок в реанимации, ощущаешь очень сильную беспомощность.

Удивительно, но факт! Возможно, это было обусловлено гормонами и стрессом от преждевременных родов, а может быть, это была своего рода защитная реакция, иначе я бы с ума сошла от того, что они там одни, без меня.

Он лежит там совсем один, такой маленький и беззащитный. Его жизнь в руках врачей и медсестер — а тебе остается только ждать. Единственное, что я могла сделать для девочек, — обеспечить их грудным молоком.

Удивительно, но факт! Ну и самое главное:

И я отнеслась к этой задаче со всей возможной серьезностью. В первые дни молозива на троих не хватало, и малышек докармливали смесью, но с пятого дня мы полностью перешли на грудное молоко. Эх, сказал бы мне кто лет десять назад, что я буду кормить тройню!

Это я-то, с моей миниатюрной декоративной грудью! Остается только лишний раз восхититься возможностями человеческого тела.

Сообщить об опечатке

Следующие две недели я разрывалась между старшим сыном, который очень скучал по маме, и малышками, лежавшими в больнице.

А кроме того, каждые три часа надо было сцеживаться. Первую неделю было особенно тяжело — очень болел шов от кесарева, я ходила с большим трудом.

Удивительно, но факт! Тут, когда рожаешь второго, мучаешься вопросами, а не будет ли ему мало внимания, а не будет ли он ревновать и т.

Спасало только то, что живот, перерастянутый за время беременности, так и не сдулся до конца. Вообще-то этот факт меня совсем не радовал, но зато в метро меня принимали за беременную и уступали место. Я ездила к девочкам каждый день, держала их по очереди на руках, привозила молоко. По выходным ко мне присоединялся муж, и мы сидели в обнимку с малышками вдвоем. С мужем было веселее: Для выписки им надо было набрать вес, научиться самостоятельно дышать, поддерживать температуру тела и сосать из бутылочки или из груди.

И они справились отлично — научились всему меньше чем за две недели.

Удивительно, но факт! На некоторое время мы просто сошли с ума!

Я страшно ими гордилась. В роддоме, куда я за две недели до майских праздников опять легла, сказали, будут планово оперировать после праздников, определили на 6-е мая. Четвертого числа пришел анестезиолог какой-то знакомый знакомых познакомиться, сказал, чтоб я вела себя хорошо, не начала рожать раньше.

А ночью начались роды… Было страшно. Пришла женщина-анестезиолог, которая дежурила в эту ночь, стала задавать разные вопросы, выяснять, какую лучше сделать анестезию, я сказала, хочу эпидуральную, а не общую хотя бы поприсутствовать на родах.

Началась подготовка к родам. В спешке собрала себе все необходимое, все остальное оставила в палате, чтобы муж потом забрал. Ну вот наконец-то, скоро все свершится!

Удивительно, но факт! Пытался уснуть, молился, бродил по квартире — короче, как мог, тянул время.

Меня повезли в родильное отделение. Видела, как там одна девушка тоже рожает. Меня привезли в операционную, положили на стол. На одну нацепили тонометр, мерить давление, на другую поставили капельницу. Было холодно, меня начало знобить. Когда мне сделали обезболивание, начали полным ходом готовить к операции. Я чуть с ума не сошел! Мобильник жены не отвечал, телефона Ляшко я не знал, зато знал номер ее помощницы.

Удивительно, но факт! На еду она не могла даже смотреть, и только грустно шутила:

Но как-то я сомневался, что она присутствует на родах, которые совершенно неожиданно для всех начались в 4 утра. Позвонил еще раз теще, затем родителям. Родителям, кажется, звонил раза три. Мне просто нужно было с кем-то общаться. Я снова принялся звонить, но безуспешно — к телефону никто не подошел.

Позже жена скажет, что насчитала на телефоне 17 пропущенных вызовов от меня. Я зашел на сайт больницы, узнал телефоны справочной и принялся звонить — мимо. К телефону, конечно же, никто не подошел. Что я делал дальше — помню смутно. Пытался уснуть, молился, бродил по квартире — короче, как мог, тянул время.

Примерно в половине шестого не выдержал и позвонил-таки помощнице Ляшко. Но она поняла меня — не ругалась, только попросила позвонить через час, обещала узнать, как все прошло. Наверное, это был самый долгий час в моей жизни, и уж точно — самый трудный и волнительный! Слава Богу, все прошло хорошо. Я поспал часа два или три, а поутру помчался в больницу.

Не берусь описать свои чувства, когда я впервые увидел своих малышей. Это нельзя описать никакими словами. Они лежали в кувезах, обвешанные приборами, капельницами, на аппарате искусственного дыхания, с катетерами для кормления во рту. Их руки и ноги были тоньше моих пальцев… , , — таков был их вес.

Я почти не слушал, что говорила мне врач, не видел, какие бумажки она совала мне на подпись… Я видел только своих малышей — крохотных, беззащитных созданий, чьи лица было едва различимы из-за нагромождений медицинской аппаратуры… Было страшно.

Очень и очень страшно. От того, что я ничего не могу для них сделать. Я даже не чувствовал радости от их рождения — страх и только страх за их будущее.



Читайте также:

  • Работник выходит из отпуска раньше